Вхід

Кто придумал Украину

 

Монография «Западные окраины Российской империи» вступила в спор о «древних украх», «тюрьме народов», польской государственности и других актуальных проблемах.

Книга «Западные окраины Российской империи» вышла очень не ко времени. Или наоборот, очень вовремя. Нет, ну в самом деле, сейчас что в телевизоре, что на кухне одно и то же – Ющенко, Лукашенко, Тимошенко, Ярузельский, Милинкевич, Янукович. Белорусы бунтуют, украинцы с ума сошли, поляки клевещут. Ну или белорусы борются с диктатурой, украинцы строят европейское государство, поляки им помогают – разница невелика. Страсти накалены добела.

И вдруг – книга, претендующая на то, чтобы спокойно рассказать историю тех самых западных окраин, ныне независимых государств, которые в последнее время не сходят ни с газетных полос, ни с экрана телевидения.

И ведь не сказать, что история эта никому не интересна. Наоборот, и та и другая сторона гвоздит соперника по голове именно что историческими сведениями. Начнут про газ, а закончат Муравьевым-вешателем или указом Валуева. Супротивники не отстают и, начав про Тимошенко, непременно завершат напоминанием, что Украину придумали поляки и этот франкенштейн был собран из исконно русских людей с единственной целью – подложить свинью Святой Руси.

И тем и другим книга не понравится.

Нет, из нее, конечно, надергают фактов для аргументов. Причем много. Причем и те и другие. Вот только дергать будут избирательно, ликуя от одних фактов и мгновенно забывая другие.

Потому что политика в очередной раз обогнала историю и, придя первой, уже успела вылепить мифы, картина битвы всем ясна, а что она у каждого своя – так в первый раз что ли?

О том, что история опоздала, на презентации книги всем напомнил ее научный редактор и один из главных авторов, известный историк Алексей Миллер.

До советской власти историей окраин никто толком не занимался, все писали историю империи, где главным и единственным героем была сперва Москва, потом Петербург.

Окраины если и возникали, то либо в момент радостного или нерадостного присоединения, либо когда бунтовали. При советской власти был краткий период коренизации, когда окраинами все очень интересовались, но уже к 30-м годам направление было свернуто. Не принесла счастья и независимость – в бывших республиках устроили нечто вроде съезда мазохистов-ветеранов со спорами о том, кого мучили сильнее, а в бывшем центре от греха подальше начали писать историю России в границах современной Российской Федерации.

В итоге региональной истории Российской империи де-факто просто не существует.

Алексей Миллер вспоминал просто анекдотичные случаи: недавно изданный учебник по истории, написанный специалистами из МГУ, не содержит даже упоминания о польском восстании 1863 года, которое объективно является одним из узловых моментов русской истории.

Хотя бы потому, что именно после этого шокировавшего империю события, которое современники сравнивали с Варфоломеевской ночью, над страной впервые во всей полноте встал национальный вопрос. Тот самый, который, похоже, в последние годы реально заменил квартирный в известном определении Воланда.

Ликвидировать это белое пятно решились только сейчас.

Книгой «Западные окраины Российской империи» в известной серии «Historia Rossica» стартовала своеобразная мини-серия книг о российских окраинах. Помимо Западного края уже готовы к печати исследования по Кавказу, Туркестану и Сибири, на подходе история Волжско-Камского региона и княжества Финляндского.

А пока – повествование о регионе, который и сегодня остается самым шумным. Авторы очень старались удержать равновесие, не свалившись ни в ту, ни в другую крайность. Это отразилось даже в самом стиле книги – очень фактологичном, почти без теоретических построений и осмыслений (их скорее следует искать в сольной работе Миллера «Империя Романовых и национализм», которая продолжит серию «Historia Rossica»). Что ж, разумно – произошли такие-то и такие-то события, а что из этого следует, решайте сами.

Для пущей объективности исследование российских ученых снабжено четырьмя приложениями – взгляд на те же события украинского, польского, белорусского и литовского историков.

Будет ли эта версия, в которой Российская империя предстает и не богадельней, и не тюрьмой народов, а живым, развивающимся организмом, востребована во времена сегодняшнего идеологического противостояния? Поводов для оптимизма немного, да и издатели, судя по тиражу в 2 тыс. экземпляров, особенных иллюзий не питают. Но вдруг кому да за захочется разобраться в тех корнях, которыми история, как известно, прорастает глубоко.

Разобраться с самого начала – с рубежа XVIII и XIX века, с присоединения западных областей. Со времен возникновения сегодняшних наций. С тех времен, когда еще не было, по сути, ни украинцев, ни белорусов (как бы кощунственно ни звучал этот тезис для страны, где учебник истории для седьмого класса, рекомендованный Минкультом, начинают фразой «История украинского народа насчитывает 140 тысяч лет»). Когда еще только начинали разбираться с термином «русские» – а кто это, собственно, такие? Когда престарелый польский магнат и военачальник граф Броницкий встречал хлебом-солью проезжавшего через Белую Церковь Александра I в польском мундире с орденом Белого орла. И, расплакавшись, говорил, что умрет счастливым, потому что перед смертью снова увидел польского короля.

Вадим Нестеров, "Газета.ru".

Западные окраины Российской империи. М.: Новое литературное обозрение, 2006


 





ВідмінитиДодати коментар


 

Всі публікації

Достойная полноценная еда всего за десять минут, ТЕПЕРЬ В УКРАИНЕ!!!