Вхід

Революция в истории почты

Л.П. РЫЛЬКОВА, заведующая исследовательским отделом знаков почтовой оплаты Центрального музея связи 15.11.2007

Л.П. РЫЛЬКОВА, заведующая исследовательским отделом знаков почтовой оплаты Центрального музея связи имени А.С. Попова

Почтовая марка… сколько привычного для нас в этой миниатюрной картинке, с помощью которой мы так удобно опла-чиваем доставку нашего письма. Сегодня уже трудно представить, что когда-то письма путешествовали по свету без марок. Кажется, она существовала всегда, хотя на самом деле почтовая марка — это изобретение XIX в.

Как же обходилась почта без такого важного атрибута, как марка, до ее появления на свет? И вообще, как выглядело письмо и его оболочка в XVIII — начале XIX вв. и как оно находило свой адресат? Постараемся разобраться во всем по порядку и обратимся к истории почты домарочного периода.

К моменту создания при Петре I регулярной государственной почты такое изобретение, как конверт, было уже известно, но совсем не популярно у нас в России.

Письмо представляло собой аккуратно исписанные лишь с одной стороны листы бумаги, которые складывались в несколько раз текстом внутрь, отправитель опечатывал сургучом с одной стороны, другую использовал для написания адреса с указанием титула, фамилии, имени и отчества получателя. Такого же вида письма, не вложенные в конверт, пересылались по почте и в пушкинские времена. Только к середине XIX в. в России этот способ упаковки письма постепенно вытесняется, уступая место письму в “куверте”. Именно в таком, французском звучании, к нам пришла ставшая привычной оболочка для письма, пересылаемого по почте — с клапанами и адресной стороной.

Отправить письмо по почте было делом довольно хлопотным и недешевым.

Запечатанное сургучом письмо сдавалось на почту непосредственно отправителем, поскольку почтовые услуги по его доставке оплачивались наличными деньгами, сумма которых зависела от веса письма и расстояния, на которое оно пересылалось. Если письмо было ценным, то, кроме весового и прогонного, почтовый служащий взимал страховой сбор, и отправителю выдавалась расписка-квитанция, подтверждающая наличие конкретного вложения, будь то деньги или документы. Все отправления регистрировались в имеющейся в каждом почтовом учреждении специальной книге под названием “Почтовый протокол”. Для каждого города, куда шла корреспонденция, служащим почтовой конторы составлялась почтовая карта, которая вкладывалась в пакеты с адресованными в этот город письмами. К каждому письму составлялся конкретный маршрут его пересылки, по которому вычислялся поверстный пробег почты, за каждую перегрузку почты бралась отдельная дополнительная плата. Письмо из С.-Петербурга в Москву стоило достаточно дорого — около 70 коп., а в далекую Сибирь — 2 руб. и больше. Из-за дороговизны почты люди в те же пушкинские времена предпочитали пересылать письма с оказией.

До середины 60-х гг. XVIII в. письма, отправлявшиеся почтовыми учреждениями Российской империи, не клеймились почтовыми штемпелями. Первые почтовые штемпеля клеймения писем со строчным обозначением города отправления появились на С.-Петербургском почтамте, затем в Москве и Риге. Для них в Почтовых правилах тех лет были подробно определены значение и функции, установившие строгий порядок приема корреспонденции: поставленный оттиск штемпеля означал ответственность почты за поступившее письмо.

Почтовые штемпеля за свою историю претерпели большие изменения, которые хорошо демонстрируют прошедшие почту письма разных лет, хранящиеся в фондах Государст-венной коллекции знаков почтовой оплаты Центрального музея связи имени А.С. Попова. Совершенство-вание почтового дела выявило необходимость обозначать на штемпелях не только место, но и дату отправления корреспонденции. В начале 1820 г. календарные штемпеля со сменной датой отправления появились в С.-Петербурге, затем в Москве и других городах. 1821 г. является годом введения календарных штемпелей по всей России.

В 1831 г. вводятся еще и штемпеля получения. Они имели календарные даты и надпись “Получено”, которые ставились на обратной стороне письма (рис. 1).

Система оплаты почтовых услуг в России к середине XIX в. была далека от совершенства, как, впрочем, и в других странах мира, где она была еще более запутанной. Например, в Англии, где совершенно нелепый способ расчета за пересылку письма осуществлял не отправитель, а… получатель. Вот уж поистине можно понять тех хитрецов, которые, получая письмо, всячески старались обмануть почту, избегая платежа. Возможно, эти проблемы почты сделали Англию законодательницей почтовых марок.

Случилось это в 1840 г., в период правления королевы Виктории. Портрет 20-летней королевы украсил “маленький кусочек бумаги, достаточный для того, чтобы поставить на нем почтовый штемпель, и покрытый с одной стороны клеем, дающим возможность после увлажнения прилепить его к конверту”. Такое четкое определение почтовой марке дал ее автор — Роуленд Хилл, простой сельский учитель, предложивший предварительно провести в Англии почтовую реформу, предполагавшую снизить оплату за пересылку письма до 1 пенса независимо от расстояния до места доставки.

Выполненная в черном цвете с номиналом в 1 пенс, первая в мире почтовая марка вошла в историю под названием “Черный пенни”. Новшество Р. Хилла было высоко оценено современниками: его прах покоится в Вестминстерском аббатстве рядом с изобретателем первой паровой машины Дж. Уаттом. В конце XIX в. в Лондоне Р. Хиллу был открыт памятник за его изобретение, оказавшее революционное влияние на работу всех почтовых служб мира, а его портреты были впоследствии увековечены на почтовых марках многих стран. Снижение стоимости пересылки писем привело к увеличению их потока в стране и принесло ощутимый доход государству, как и предполагал Р. Хилл.

Теперь уже мы знаем, что английская почтовая марка не осталась одинокой. Одно за другим почтовые ведомства других стран последовали ее примеру. Россия не стала первой страной после Англии, которая ввела в обращение почтовые марки — первыми были Швейцария и Бразилия в 1843 г. Однако, Россия вошла в десятку первых стран, осуществивших почтовые реформы, в корне изменившие организацию почтового дела в стране.

Почтовую реформу в России подготовил в 1843 г. главноначальствующий над Почтовым департаментом Владимир Федорович Адлерберг, занимавший затем пост министра императорского двора. С января 1844 г. в России был введен единый тариф за пересылку внутренней корреспонденции без учета расстояния: теперь он зависел только от веса и равнялся 10 коп. с 1 лота (вес, равный 12,8 г).

Это позволило Почтовому департаменту перенять одну из европейских новинок и ввести в России в декабре 1845 г. первые знаки предварительной почтовой оплаты — “штемпельные куверты” для пересылки писем по С.-Петербургской городской почте (рис. 2). В феврале 1846 г. такие же конверты были введены для городской почты Москвы, только штемпеля печатались красной краской, в отличие от синих — петербургских.

Штемпельные конверты намного облегчили работу городской почты, да и население по достоинству оценило новую форму отправки корреспонденции. Успех конвертов с предварительно оплаченным почтовым сбором привел к тому, что с 1 декабря 1848 г. Почтовый департамент ввел в обращение штемпельные конверты для иногородней корреспонденции в пределах всей Российской империи. Штемпеля разного цвета и номинала печатались на оборотной стороне в центре клапана. В рисунке штемпеля был использован герб России, напечатанный в центре рельефной печатью, и символ почты — почтовые рожки. Конверт с черным штемпелем предназ-начался для писем весом в 1 лот и в соответствии с почтовыми тарифами 1844 г. имел стоимость 10 коп. (+1 коп. за конверт), с синим штемпелем — 20 коп. за 2 лота и с красным — 30 коп. за 3 лота веса.

Рождение знаков почтовой оплаты привело к появлению другого привычного для нас атрибута почты: уличного почтового ящика. Вывешенные сначала в С.-Петербурге и Москве, а затем и в других городах, они довольно быстро приобрели доверие у населения и прижились в России. С введением штемпельных конвертов отпадала необходимость с каждым письмом идти в почтовую контору, можно было в любое время опустить письмо в таком конверте в почтовый ящик.

Введение штемпельных конвертов в Российской империи в какой-то степени улучшило организационные формы почтовой связи, увеличив почтовый обмен внутри страны. Они, несомненно, были весомым шагом на пути к введению почтовых марок в России — ведь по своим функциям они являлись знаками предварительной почтовой оплаты за пересылку простой почтовой корреспонденции. Однако полностью решить почтовые проблемы в России этого периода им не удалось. Происходившие внутренние перемены, связанные с бурным развитием техники, расширением сети железных дорог, освоением и внедрением важнейших достижений европейской техники и культуры, требовали налаженной и удобной почтовой связи. Российская почта нуждалась в универсальном знаке почтовой оплаты, тем более что к середине XIX в. в основных западноевропейских государствах почтовые марки уже были введены.

Для изучения накопленного за рубежом опыта всего нового в почтовом деле в 1851 — 1852 гг. за границу был командирован Алексей Прохорович Чаруковский, управляющий перевозками почты по железным дорогам. Объехав многие страны, Чаруковский привез не только сведения об использовании железных дорог для перевозки почты, но и о применении почтовых марок за границей. Однако прошло более трех лет после возвращения из командировки, пока Почтовый департамент заинтересовался его отчетом о почтовых марках. Россия приходила в себя после Крымской войны, которая и приостановила подготовку к изданию первой марки. В 1855 г. подробный доклад Чаруковского с привлечением собранных им материалов дает возможность убедить руководство Почтового департамента в том, что “введение почтовых марок в России было бы весьма удобным для населения и прибыльным для почты”.

Чаруковскому принадлежит идея введения в России марок круглой формы, такой же, как им была предложена ранее для штемпельных конвертов. Разработал он и требования к изготовлению этих марок. Вопрос о выпуске марок был положительно решен Почтовым департаментом с Министерством финансов, и в мае 1856 г. Экспедиция заготовления государственных бумаг (ЭЗГБ) стала готовиться к предстоящему нововведению. Руководствуясь рекомендациями Чаруковского, специалист-медальер, управляющий типографским отделением ЭЗГБ Я.Я. Рейхель создает эскизы марок круглой формы с диаметром рисунка 28,5 мм, по которым гравер Кирхнер изготавливает два типа металлических штемпелей для печатания марок.

Какие же изображения готовились для марочных первенцев?

В центре одного из них во внутреннем круге на фоне перекрещивающихся линий был изображен герб России — двуглавый орел, в центре второго — голова Меркурия, римского вестника богов, считающегося покровителем почты, под изображениями были размещены почтовые рожки — символ почты (рис. 3). В июне, а затем в октябре 1856 г. в ЭЗГБ были отпечатаны пробные марки различных типов в различных цветах, которые (увы!) так и не были одобрены Почтовым ведомством.

В историю создания русских почтовых марок они вошли как неосуществленные проекты “штемпельных марок”. Аргументы Чаруковского в пользу удобства круглой формы исходили лишь из предположения практического использования марок. По его мнению, прямоугольные марки, неаккуратно наклеенные на конверт, могли задеть за щель почтового ящика или другие письма и отклеиться, а это могло повлечь за собой неотправку писем по адресу и, по существовавшим тогда почтовым правилам, возвращение их корреспонденту через объявление в газете. При выборе круглой формы марок совсем не были учтены возможные трудности при массовом изготовлении их в листах, с которыми и столк-нулись создатели марок. Требовался новый проект рисунка марки нужной формы, отвечающий всем требованиям Почтового ведомства.

Чаруковский активно помогал процессу разработки проекта своими дельными предложениями об использовании определенных сортов бумаги и клея для оборотной стороны марок. В ходе подготовки ему пришлось еще раз съездить в новую заграничную командировку для подробного изучения заграничного опыта. Не отказываясь от своего первоначального предложения о форме марок, он допускал уже ее изменение, например, обрамление окружности с рисунком в четырехугольную рамку. Это сделало бы наиболее удобным изготовление марочного листа и отделение от него марок при продаже населению. Изготовление марки круглой формы при этом теряло всякий смысл. По всем расчетам самыми удобными представлялись все-таки прямоугольные марки, при условии уменьшения которых до определенного формата их могло уместиться на листе по 100 штук. Это было бы оптимально и для удобства печати, и для пересылки таких листов по почтовым конторам всей страны. Следовалотолько найти нужные для изготовления бумагу и клей и правильно использовать их для того, чтобы марка крепко фиксировалась на конверте.

Кто знает, чем бы кончились поиски нового дизайна и какой стала бы первая русская марка, если бы не старший гравер ЭЗГБ Франц Кеплер, вовремя появившийся на марочном небосклоне. После нескольких эскизных попыток в поисках формы почтовой марки он предложил проект рисунка марки прямоугольной формы, который полностью воплощал идеи Чаруковского и соответствовал требованиям Почтового департамента (рис. 4). Проект этот, выполненный Ф. Кеплером тушью и акварелью в величину почтовой марки, 21 октября 1856 г. был представлен Почтовому департаменту, который передал его в специально созданную из представителей почтового ведомства и типографского отделения ЭЗГБ комиссию, занимающуюся подготовкой почтовой марки. Проект был одобрен, и после внесения в рисунок некоторых исправлений, был принят за основу для изготовления первых русских марок. Комиссия закончила свою работу 28 ноября 1856 г., о чем был составлен рапорт “О приготовлении штемпельных марок в России”. Было решено изготовлять марки с одним общим для всех рисунком, но различием разного достоинства лишь по цвету и, соответственно, надписям номинала.

В год юбилея почтовой марки мне хочется сделать небольшое отступление и, в знак благодарности за прекрасно выполненную работу, вошедшую в нашу отечественную почтовую историю, отдельно сказать об ее авторе.

В отечественной филателистической литературе вряд ли можно было что-либо почерпнуть о нем и до недавнего времени никому из наших современников не было известно его лицо. Благодаря усилиям, приложенным исследователем истории почты из Петербурга Л.Г. Ратнером, сегодня нам известен послужной список Ф.М. Кеплера, найденный им в фондах Центрального государственного исторического архива в С.-Петербурге. Длительный поиск в архивах и библиотеках сотрудницы С.-Петербургской бумажной фабрики Гознак О.В. Воробьевой привел к тому, что мы впервые увидели портрет Ф. Кеплера, который был опубликован в журнале “Водяной знак” № 5 за текущий год (рис. 5).

Вот уж поистине щедрый подарок к 150-летию первой русской почтовой марки — увидеть лицо ее автора! Согласно послужному списку в октябре 1852 г. Гессен-Кассельский подданный Франц Михаель Кеплер был определен гравером в ЭЗГБ в помощь граверу Кирхнеру по рекомендации Управляющего 2 отделением Экспедиции Я. Рейхеля и проработал там до января 1888 г., уволившись со службы в должности заведующего технической частью 3 отделения ЭЗГБ.

Совершенно очевидно, что Кеплер, будучи мастером своего дела, создал удачный эскиз марки, конечно, не на пустом месте. Он внимательно ознакомился со всеми материалами, привезенными Чаруковским из-за границы, в числе которых были образцы марок разных стран. Ф.М. Кеплеру удалось создать великолепный рисунок, отличающийся исключительно высоким качеством и удивительной тонкостью исполнения. Проект рисунка почтовой марки Ф. Кеплера хранится в Государственной коллекции ЗПО, достойно заняв свое историческое место в хранилище раритетов — “Сокровищнице отечественных знаков почтовой оплаты”, доступной для просмотра посетителями.

Вернемся же к процессу подготовки первой марки.

Министерство финансов приняло от Почтового департамента заказ на изготовление марок с условием приобретения для Экспедиции не сущест-вующего там оборудования для печатания и перфорирования марок, на которые министерство выделило 8 тыс. руб.

До осени 1857 г. в ЭЗГБ были напечатаны типографские пробы марок в различных цветах, из которых Почтовый департамент выбрал три: для марки 10 коп. за лот (12,8 г) — коричневая с синим центром; 20 коп. за 2 лота — синяя с оранжевым; 30 коп. за 3 лота — карминовая с зеленым. Отобранные три пробы марок были наклеены на отдельные паспарту и 20 октября 1857 г. по докладу главноначальствующего над Почтовым департаментом Ф.И. Прянишникова (сменившего к тому времени В.Ф. Адлер-берга) Александр II утвердил представленные образцы марок и “высочайше повелеть соизволил называть их вместо штемпельных — почтовыми марками”. В настоящее время “высочайше утвержденные” образцы марок хранятся в фондах музея Гознака в Москве и летом этого года впервые экспонировались в салоне Монетного Двора в Петропавловской крепости во время работы Всемирной филателистической выставки “Санкт-Петербург — 2007”.

Циркуляром № 3 от 10 декабря 1857 г. “О введении почтовых марок для всеобщего пользования” Почтовый департамент объявил о вводе в обращение почтовых марок с 1 января 1858 г. для оплаты простой внутренней корреспонденции на европейской территории России. В Сибири, на Кавказе и в Закавказье марки вводились с 1 марта.

После утверждения марки запустили в печать, и в декабре 1857 г. в типографском отделении ЭЗГБ скопилось большое количество отпечатанных беззубцовых марок 10-копеечного достоинства — более 3 млн. экземпляров. Перфорационную машину, поступившую из Венской придворной типографии, к тому времени еще не успели наладить, и было решено выпустить в обращение эту отпечатанную половину тиража марок без зубцов. Ведь марки нужно было успеть разослать в почтовые конторы с тем, чтобы до 1 января начать продажу населению для использования. Вторая половина тиража 10-копеечных марок, а также полные тиражи марок крупных номиналов поступили в обращение в январе 1858 г. с перфорацией, которая позволяла удобно отделять марку от листа.

Хотя первая почтовая марка отпечатана достаточно большим тиражом, встречается она довольно редко, особенно в чистом виде. В фондах Госколлекции ЗПО хранится чистая угловая пара первой русской марки с широкими полями и подлинным клеем, которая стала своего рода визитной карточкой нашего музея. Другой такой пары в безупречной степени сохранности в мире больше не существует (рис. 6).

Вот он, рисунок первой общегосударственной почтовой марки Российской империи: окруженный императорской мантией с короной овальный медальон, в котором белым рельефным тиснением выполнен геральдический рисунок, объединяющий двуглавого орла с перекрещенными почтовыми рожками; орнаментальные украшения, среди которых по углам бурбонские лилии, элементы тщательно прорисованы и образуют великолепное единство с гармоничным сочетанием подобранных цветов, коричневого и синего. Все это делает дизайн почтовой миниатюры полным царственной элегантности.

Первая русская почтовая марка намного превосходила большинство иностранных марок тех лет не только в художественном и полиграфическом отношении, но и по форме, размеру и содержанию. Создание ее проходило довольно медленно, но результат оказался на редкость ударным.

С 1 января 1858 г. простые частные письма по стране отправлялись с наклеенными почтовыми марками, которые гасились крестообразным перечеркиванием, исключая возможность вторичного использования марки, т. е. оплаты почтовых услуг (рис. 7).

Однако перечеркнутую марку все-таки удавалось снова приклеить на другое письмо, легко и незаметно подделав чернильное гашение: это наносило ущерб почте. Почтовый департамент в феврале 1858 г. своим приказом отменил гашение пером и до введения уже заказанных “особых штемпелей для уничтожения марок”, временно заменил его календарными штемпелями клеймения домарочного образца, которые имелись в почтовых конторах. В конце мая 1858 г. взамен старых были введены специальные точечные штемпеля гашения марок с закодированным номером почтовой конторы в центре (рис. 8). На рисунке представлено редчайшее письмо с маркой России № 2 — зубцовым вариантом первой, погашенной почтовым штемпелем из четырех точечных окружностей с цифрой “1” в центре. Это пробный штемпель С.-Петербургского почтамта, который имел короткий экспериментальный период хождения в феврале 1858 г.

Итак, почтовая марка делала свои первые шаги на огромной территории Российской империи. Какие же выгоды получил Почтовый департамент от введения почтовых марок?

Как показывает статистика почтового ведомства, уже через год количество частных простых почтовых отправлений увеличилось почти на 800 тыс., а через 10 лет — на 4 702 679 писем. Естественно, это значительно повысило почтовые сборы и принесло ощутимый доход государству. Для населения же введение почтовых марок принесло удобства в отправке своей корреспонденции почтой. Дав населению привыкнуть к такому виду оплаты корреспонденции, почтовое ведомство России в 1864 г. вводит оплату заграничной корреспонденции почтовыми марками.

Пользуясь вот уже 150 лет почтовыми марками, ставшими визитной карточкой страны, мы всегда с благодарностью будем вспоминать создателей первой русской почтовой миниатюры, которая вобрала в себя особенности своей исторической эпохи и произвела подлинную революцию в почтовом деле.



Литература

1. Б.А. Каминский. История создания и введения почтовых марок в России. “Филателия СССР” №№ 6, 7 — 1970.

2. Б.А. Каминский. Русской марке — 125 лет. “Филателия СССР”, № 10 — 1983.

3. О.Н. Бухаров. Марки из старого альбома. Москва. Радио и связь. 1981.

4. О.В. Воробьева. Долгая дорога к марке. “Водяной знак”, № 5 — 2007.

5. А.П. Дьяченко. Первая российская: полтора века спустя. “Петербургский коллекционер”, № 2 — 2007.


 





ВідмінитиДодати коментар


 

Всі публікації

Достойная полноценная еда всего за десять минут, ТЕПЕРЬ В УКРАИНЕ!!!